Боадицея (svetlyachok) wrote,
Боадицея
svetlyachok

Categories:
  • Mood:

Дресс-код Да Винчи.

Статья выходит в журнале "Амбиции", N2.

«Сотрудник компании должен приходить на работу причесанным и чистым. Рубашку, белье и носки следует менять каждый день. Пользоваться душем следует два раза в день. Голову следует мыть не реже одного раза в три дня, при жирных волосахъ – чаще». 

Это - не директива для сотрудников Министерства Обороны РФ образца 1937 и не цитата из антиутопии Оруэлла. Приведенный текст -  выдержка из внутреннего распоряжения крупной российской компьютерной компании, обязательного к исполнению каждым из ее сотрудников. Представление о корпоративном стиле и деловом имидже компании в российском бизнесе традиционно опирается на народную пословицу «Встречают по одежке…». Точнее – на первую ее половину. О том, что провожать все же принято по уму, то есть – по эффективности деятельности компании и конкурентоспособности на рынке производимых товаров или услуг, нередко принято забывать.

 

КОГО ВСТРЕЧАЮТ ПО ОДЕЖКЕ

Наивно полагать, что идея унификации внешнего вида как идентификатора принадлежности к определенной группе, в том числе – социальной, либо профессиональной, пришла в Россию с Запада и возникла наряду с появлением рыночной экономики. Собственно, дресс-код появился в тот момент, когда первый пещерный человек раскрасил соплеменникам лица, чтобы по ошибке не закусить ими в честь победы над племенем соседним. Рабочая форменная одежда была введена на крупных производствах США и Западной Европы, персонал которых исчислялся тысячами, на заре капиталистической эры. Введение униформы было необходимо, в первую очередь, для создания единой модели предприятия, которая работала бы как слаженный механизм, но еще и для того, чтобы выделиться из общей масы конкурентов. Внедрение формы для работников конвейерных цехов «убивало» сразу нескольких «зайцев» – с одной стороны, поддержание имиджа компании, с другой – форма способствует создания у сотрудников ощущения причастности к компании, «надел – и уже на работе», с третьей – единообразие в одежде работников помогало увеличивать концентрацию внимания, снижало потери рабочего времени и травматизм на рабочем месте, возникавшие на почве новой блузки соседки по рабочему месту (напомним, что в те времена на производстве часто трудились женщины и дети).

Вместе с тем, в тот исторический момент внедрение униформы было и проявлением заботы о сотрудниках, которые не пачкали и не портили собственную одежду. Носить униформу успешной компании было престижно, всем своим видом человек заявлял: “Я - окей, у меня есть стабильная работа, мне есть чем кормить свою семью». Но и у рабочей формы первых капиталистических предприятий есть свои исторические предшественники. Согласно европейской традиции, наличие в доме вышколенного дворецкого в строгом темном костюме и прислуги к белых накрахмаленных наколках было визитной карточкой благополучия и состоятельности семьи. В России эту миссию выполняли ливрейные лакеи, прислуживавшие за столом во время трапезы, непременно в белых перчатках.


ДРЕСС-КОД В ТОТАЛИТАРНОЙ УПАКОВКЕ

Сегодня для компаний, работающих в секторе b2b или в розничной торговле, форменная одежда – способ стать узнаваемыми, часть PR-политики компании. Тем не менее, не стоит думать, что в советской действительности никакого дресс-кода не существовало и в помине. Существовал, еще как существовал, и был он чрезвычайно жестким. Школьная форма, униформа служащих в армии, тюремная роба, непременные серые костюмы партийных работников… А узнаваемая «форменная одежда» продавщиц универмагов – замызганный фартук, а сиротские синие халатики уборщиц? Нарушители одежного этикета карались престрого. Вспомните, девочки, пришедшие в школу в капроновых колготках или с косметикой на лице, в 70х-80-х рисковали быть выставленными с уроков, а уж смельчаки, появившиеся в джинсах, могли быть вовсе изгнаны из нее… Пожалуй, наиболее свободными в одежде были студенты. В целом, почти вся страна следовала определенному дресс-коду - большинство людей могли себе позволить носить только то, что удалось купить в магазине, избранные выделялись «фирменными» вещами, отражавшими принадлежность к иной социальной группе, иной уровень дохода, иной статус.

У этой медали была и обратная сторона. Например, гостиничные комплексы, работавшие с иностранными туристами, встречали гостей накрахмаленными кружевными передничками горничных и скромными деловыми костюмами администраторов. В начале 80-х и поныне здравствующий Центр Международной Торговли – в советские времена бывший крупнейшим комплексом по приему западноевропейских бизнес-«гостей» - всерьез озаботился проблемой фирменного – форменного? – стиля своих сотрудников. Дабы не ударить в грязь лицом перед иностранцами, для разработки униформы персонала был приглашен самый знаменитый в стране модельер Вячеслав Зайцев. Маэстро сделал эскизы, по которым и была сшита униформа, но горничные, женщины простые, в тонкостях от кутюр и прет-а-порте не разбиравшиеся, жаловались - смелый карандаш первого советского кутюрье сотворил нечто, в чем мыть унитазы и протирать кафель было крайне неудобно. Горничные вышли из положения, тайком от начальства подшивая излишне оригинальные линии … 

ИЗНАСИЛОВАНИЕ ДРЕСС-КОДОМ, ИЛИ О ЧЕМ МОЛЧАТ СТРЕЛКИ НА БРЮКАХ

На сегодняшний день большинство руководителей российских компаний убеждены в необходимости регламентировать внешний вид сотрудников. Крупные компании, в которых не существовало бы дресс-кода, остаются в меньшинстве – к таковым, например, относится более чем успешный в совем секторе рынка «Вим-Билль-Дан». Различные «правила внутреннего распорядка» предписывают сотрудникам, какую одежду можно и нельзя надевать на работе, и даже, как можно убедиться, какие именно гигиенические мероприятия он обязан совершать, ставши работником данной компании. Что стоит за регламентацией внешнего вида?

Причины, по которым руководство пытается регулировать внешний вид сотрудников, можно разделить на две группы – заявляемые и скрытые. Начнем с первых. Так, например, Андрей Назаров, директор по персоналу компании «Комус», в интервью журналу «Компания» утверждает, что регламентировать внешний вид сотрудников необходимо, ибо предприятию необходимо выделиться среди конкурентов (… но почему внешним видом сотрудников, а не качеством продукции?), кроме того, по мнению г-на Назарова, дресс-код является частью мер по поддержанию единых корпоративных стандартов (…и пока все сотрудники не будут одеты одинаково и безлико, соблюдение их будет невозможно?), и наконец, как утверждает Назаров, «спефицика рынка и господствующие традиции вносят свой вклад в решение вопроса – быть дресс-коду или нет». 

На самом деле, манипулировать (это один из вариантов перевода термина «управлять») людьми, к внешнему виду которых предъявляются единые и жесткие требования, значительно легче. Во-первых, дресс-код сильно нивелирует индивидуальность каждого сотрудника – вместе с индивидуальным стилем в одежде исчезает столь раздражающая управленцев необходимость считаться с личностными особенностями каждого. Во-вторых, у сотрудников в компании с жестким дресс-кодом появляется масса дополнительных «рычагов управления» - всегда можно избегнуть аргументированного обсуждения качества выполняемой работы, требующего заметных мыслительных усилий, заменив его претензиями к внешнему виду, цвету галстука или новизне ботинок (Помните всем известное армейское «Как стоишь?!»). В-третьих, каждому, хотя бы поверхностно знакомому с теорией венского доктора с забавной фамилией Фрейд, очевидно, что вводя универсальные требования к внешнему виду сотрудников, руководство компании, собственно, берет на себя функции «строгого отца», вопрошающего у неряхи-сына: «А ты уши-то вымыл?». Приемлемый ответ, в сущности, только один: «Да, папочка», иначе можно ведь и трепку получить. Налицо попытка грубейшего нарушения личных границ сотрудника, вторжения в его интимное психологическое пространство, если хотите – попытка изнасилования с помощью дресс-кода. Кроме того, побуждая сотрдников инвестировать средства в дорогую деловую одежду, компания лишь усиливает контроль в области, традиционно этому контролю недоступной – сферы частной, приватной жизни сотрудника. Так сказать, «двадцать четыре часа на службе».

Как известно, суть корпоративной культуры отнюдь не в деловом имидже, а в тех заявленных и неявных ценностях, которые, так или иначе, оказывают влияние на деятельность компании в целом, на мотивацию и лояльность ее персонала. Нетрудно заметить, что чем жестче «правила внутреннего распорядка», чем больше попыток вторжения в границы личности сотрудника предпринимает руководство, тем авторитарнее тип управления, и базовая ценность в такой корпорации – «Папа знает лучше», которая на уровне исполнителей трансформируется в «Пусть у начальства голова болит»… Не исключено, что трудовая дисциплина на таком предприятии лучше, чем в компании с демократическим типом управления, однако эффективнее ли работает такая компания? Как показывает практика, в атмосфере жесткой регламентации креативные идеи не появляются, а если и зарождаются, то не приживаются, да и сотрудники, являющиеся носителями таких идей, первыми покидают подобные компании.  

Еще одно соображение против подобного подхода - требуя чрезмерного внимания сотрудника компании к своему внешнему виду, руководство тем самым направляет основную часть его психологических ресурсов вместо решения рабочих задач - на заботу о поддержании имиджа. Случайно ли в народе бытует поверье о глупости холеных красавиц? Однако, похоже, что руководство подобных компаний не очень обеспокоено этой проблемой. Строгое следование идее унификации внешнего вида персонала – вполне определенное «сообщение» этому самому персоналу: «Ты видишь, как тебе повезло, что ты оказался на работе в такой прекрасной компании! Изволь соответствовать!». Приходится соотвествовать…

Признаюсь: компании с авторитарным типом корпоративной культуры – вечная головная боль тренеров и специалистов по обучению персонала. Типичные проблемы, с которыми сталкиваются организаторы тренинга – это политика двойных стандартов (руководство наотрез отказывается участвовать в тренинге, отказываясь понимать, что мотивация к обучению у персонала, в ситуации, когда руководитель царственно покидает помещение для тренингов, удаляясь «для вершения государственных дел», мягко говоря, не повышается) и соблюдение сотрудниками и в тренинговой ситуации неписанных, невысказанных «норм поведения», таких же четких, как уголки воротничков, и такх же жестких, как стрелки на брюках. На тренинге в таких компаниях даже обычное разогревающее упражнение может стать невыполнимым: скованность сотрудников, страх открыть свои истинные мысли и чувства разрушают самые замечательные замыслы тренеров. 

ДРУГОЕ КИНО

Первое, что бросается в глаза российскому специалисту, оказавшемуся на работе в западной компании – значительно более лояльное, если не сказать – вполне безразличное – отношение руководства к внешнему виду сотрудников. В очень многих компаниях любители дорогих бизнес-сьютов почуствовали бы себя белыми воронами на фоне удобных джинсов, практичных водолазок и уютных вельветовых пиджаков. Безусловно, было бы неправдой увтерждать, что дресс-код на Западе отсутствует. Однако его наличие и степень его строгости всегда продиктованы какими-то вполне прагматическими соображениями. Например, сотрудники банков всегда одеты скромно и по-деловому. Вместе с тем, абсурдных требований наличия определенных отглаженных стрелок на рубашке нет и в помине – а ведь это ежедневная российская реальность. Традиционными поборниками дресс-кода, причем не только в бизнесе, считаются британцы: на работе – только деловой костюм, элегантная сезонная обувь – правда, это часть не столько корпоративного, сколько национального стиля, так же, как и файв-о-клок, и фарфоровые куклы на каминной полке. В Британии получить замечание от руководства за «неподобающий» внешний вид – вполне реально, хотя увольнять сотрудника за это не станут. В ежедневной жизни англичане предпочитают одежду белого, черного, серого и темно-синего цветов – чего уж ожидать от британского бизнеса  

Строгим дресс-кодом славятся брокерские компании. Этому также есть вполне логичное объяснение: как известно, в списке стрессовых видов профессиональной деятельности брокеры прочно удерживают лидирующую позицию. Парадоксально, но факт: ни пожарный, ни пилот реактивного самолета, ни хирург, режущий живую человеческую плоть, не рискуют умереть на рабочем месте от инфаркта с такой вероятностью, как человек, продающий и покупающий ценные бумаги. При высочайшем уровне стресса хороши все средства, помогающие держать его под контролем. Дисциплинированный, строгий внешний вид – одно из эффективных средств стрессового само-менеджмента. Рекомендации к внешнему виду – темный костюм и непременно синяя рубашка – предлагают, например, голландские боди-шопы – компании, нанимающие сотрудников, обычно инженерных специальностей, с целью их последующей «перепродажи» крупным предприятиям.
В целом же за каждым работников сохраняется неотъемлемое право личности быть индивидуальной, следовать собственным привычкам и вкусам в одежде, быть разными.

***

Вооружившись текстом, с которого начинался данный материал, я провела небольшой опрос среди моих знакомых, сотрудников западных компаний. Вот как они его прокомментировали:

Кристоф Ван Еффе, менеджер крупного госпиталя: «Я отказался бы от сотрудничества с компанией, которая настолько не доверяет мне, что пытается контролировать свежесть моих носков. Это унизительно».

Дмитрий Астахов, IT-специалист: «Когда я устраиваюсь на работу в ту или иную компанию, я продаю ей мои знания и умения. При этом, конечно, я обязуюсь соотвественно выглядеть. Но это не означает, что вместе со своей квалификацией я продаю право на вмешательство в мою частную жизнь. Я не хочу обсуждать с работодателем, сколько раз в день я посещаю душ».

Лена Шнейглер, менеджер по персоналу в банке: «Это распоряжении беспардонно вторгается в сферу, которую я предпочитаю не обсуждать с посторонними, тем более с начальством на работе. Попытка регламентировать мероприятия личной гигиены – все равно, что попытка регламентировать, в каких позициях я обязана заниматься сексом!».

Мне вспоминается, как в один из своих рабочих визитов в Москву я заметила на улице впечатляющий рекламный плакат одного из московских банков: на нем была изображена доволньо угрожающего вида компания молодых людей обоего пола, сплошь затянутая в черные бизнес-сьюты, в солнцезащитных очках на поллица. Рекламный слоган уверял, что в этом банке работают профессионалы (правда, не упоминал, в какой именно области). Мне подумалось, что я свои трудовые накопления ни за что не доверила бы банку, где даже лица сотрудников скрыты за солнцезащитными очками.

Внешний вид сотрудников, безусловно, может быть эффективным маркетинговым инструментом, может работать на развитие бренда, поддерживать единые корпоративные стандарты… Но, признаемся себя, значительно чаще дресс-код – всего лишь еще один способ тотального контроля, попытки вместе с одеждой унифицировать нас самих, ибо одинаковыми нами проще управлять, а вот с разными нами иметь дело почему-то не хочется – или страшно… Для большинства профессионалов в сегодняшнем бизнесе есть выбор, на каком рабочем месте оказаться, и далеко не все отечественные компании придерживаются описанного стиля руководства. Останемся разными – с этого начинается настоящее творчество.

Tags: журналистика, статьи
Subscribe
promo svetlyachok january 29, 2018 17:58 Leave a comment
Buy for 500 tokens
В Центре Интуитивного питания и психотерапии расстройств пищевого поведения IntuEat открыты вакансии для специалистов-психологов и психотерапевтов в Москве и СПб. Что такое Центр IntuEat? Центр IntuEat - амбулаторное консультационное учреждение, работающее по западноевропейским доказательным…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments