Боадицея (svetlyachok) wrote,
Боадицея
svetlyachok

Categories:
  • Location:
  • Mood:

Перелетное

Я летаю по Европе, России и из Европы в Россию так много и часто, что, надо сказать, даже полюбила это дело. Аэрофобии у меня сроду не было, а возможность за несколько часов покрыть большое расстояние привлекает невероятно - я люблю много успевать в короткие сроки. Мне нравится атмосфера аэропорта - всегда немножко ожидание праздника, хорошенькие стюардессы, цокающие каблучками, бессмысленные покупки в дьюти-фри и каппучино перед вылетом. У меня есть свои ритуалы, связанные с перелетами - двухлитровая бутыль минералки без газа, лучше всего "Эвиан", непременно интересная книга, а еще лучше - просто лаптоп и поработать. За два-три часа перелетов я успеваю написать средних размеров приличную статью, сваять пару-тройку консультаций, доделать что-то, что давно висело и раздражало, как песчинка на роговице. Чаще всего я летаю с сыном, потому что везде, где только возможно, я беру его с собой, и это тоже стало привычным - книжка, яблоко, "Мама, ну давай читать", смотреть вдвоем в иллюминатор, пытаясь увидеть огоньки внизу...

За это время у меня сложился собственный рейтинг и авиакомпаний, и аэропортов. Наилучший из известных мне, пожалуй, аэропорт Дюссельдорфа - не слишком большой, но просторный, светлый и все же по-своему уютный. Завентем в Брюсселе и Схипол в Амстердаме кажутся намного более хаотичными, а уж необходимость идти километра три от самолета к выходу в Завентеме вообще ни в какие ворота. Среди отечественных, пожалуй, лучше всего Домодедово, хотя и Внуково оказался вполне неплохим.

А вот наихудший в моем рейтинге, пожалуй, Пулково. Сама идея прохода через пункт безопасности сковзь узенькие-преузенькие двери была порочной - в результате, разумеется, образуются очереди. Контроль безопасности означает не только досмотр багажа и непременное раздевание-разувание пассажиров с консумацией. Они еще и проверяют наличие забронированного на твое имя билета. По бумажному списку. С карандашом в руках.

Если вспомнить про еще один досмотр - на право войти в здание аэропорта (в Европе такого просто нет) - становится понятным, что все это ужасно совково, неудобно и долго. Но мой последний перелет (Санкт-Петербург-Кельн) перекрыл все мои ожидания. Проход на контроль для пассажиров киевского и кельнского рейса был почему-то организован совместно с пассажирами самаркандского и ташкентского.

Я никогда еще не участвовала в мероприятии ужаснее этого. Огромная безумная толпа темноликих, плохо одетых и плохо пахнущих людей. Я не знаю, откуда они взялись и почему не моются - на улицах я их не видела в таких количествах. В массе своей по-русски они не говорят. Не спешите обвинять меня в расизме - я просто столкнулась с какой-то иначе организованной формой жизни. Например, я против муравьев вообще, и этого, одиночного, который ползет по моей руке летним вечером, ничего не имею, но это же не означает наличие у меня страсти садиться голой задницей в муравейник.

Я умоляюще повторяю: "Осторожно, ребенок, ребенок" - толпа стоит плотно, под ноги никто не смотрит, сумок и баулов огромное количество, все молча, мрачно, дико давятся, пытаясь первыми пролезть в эту долбаную первощель, где проходит досмотр. Нетрудно догадаться, что кельнские и киевские пассажиры образуют чинную очередь, но эти на нее плевать хотели - они просто целеустремленно протискиваются, невзирая на. Одним словом, дабы не живописать ужасы, скажу. что к самому контролю меня и сына сотрудницы службы безопасности вытягивали за руки - просто пройти ногами было невозможно. Я удивилась, что багаж не пропал.

Следующий эпизод состоялся на паспортном контроле. где вся эта ташкентско-самаркандская... эээээ... популяция стояла в окошко по соседству. Окошко внезапно закрыли, и толпа, как отряд рабочих муравьев, моменатально молча перестроилась - в нашу очередь. Нет, не сзади. Пропустив для приличия первых трех, они так же мрачно и дико стали давиться и здесь. Но всем нам, пассажирам повезло - в очереди нашелся безымянный Мужик. Попросив их встать в конце, и получив категорическое несогласие, он просто встал грудью перед ними, и сказал: "Я не пропущу вас, пока не пройдут пассажиры на Киев и Кельн - у них самолет вот-вот улетит. Кто не согласен - подходите, поговорим.". Самаркандские недовольно загудели, потом вдруг подал голос некий молодой человек в кепке набекрень, с лицом, вероятно, румяным - когда оно умытое. "Нуэээээ... Нам жы ни хочетса долга стоят!" - сказал он с чудовищным акцентом и явно видимой непростой работой мысли на упомянутом, вероятно, румяном лице. Я подивилась беспроигрышности аргумента.

Когда очередь дошла до меня и моего измотанного двухсполовинойчасовой эпопеей сына, передо мной возникла группка таких же неумытых с акцентом. "Пуститэ...", - деловито сообщили они. "апаздаим на самолйот". Для справки - самаркандский рейс отправлялся значительно позже киевского и кельнского. У меня вообще-то есть принципы - я уступаю место пожилым людям, потому что сама буду такой, женщинам с малышами, потому что сама была такой, и всегда пропускаю вперед кого-то, кто куда-то опаздывает, уважая святость форс-мажора. Даже если человек врет, что опаздывает - у него должны быть веские причины. И вот тут я впервые сказала - не пущу. Мой сын стоит в этих очередях два с половиной часа и я не буду пропускать вас вперед. И поняла, что, несмотря на ощущение, что я поступила совершенно правильно, мне неловко, неудобно, стыдно. А им нет. И поэтому они понемногу захватят этот мир, продавливаясь во все доступные щели мрачно, молча и дико.  
Tags: жизнь
Subscribe
promo svetlyachok january 29, 2018 17:58 Leave a comment
Buy for 500 tokens
В Центре Интуитивного питания и психотерапии расстройств пищевого поведения IntuEat открыты вакансии для специалистов-психологов и психотерапевтов в Москве и СПб. Что такое Центр IntuEat? Центр IntuEat - амбулаторное консультационное учреждение, работающее по западноевропейским доказательным…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments