Category: авиация

Portrait

Disclaimer

Здравствуйте, добро пожаловать в мой журнал.
В этом посте - самое основное обо мне для тех, кто со мной не знаком.

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

В комментариях к этому посту вы можете представиться, если вы зашли сюда впервые, также они предназначены для всевозможных вопросов и обсуждений офф-топ.
  • Current Music
    Amiee Mann - Save Me
promo svetlyachok january 29, 2018 17:58 Leave a comment
Buy for 500 tokens
В Центре Интуитивного питания и психотерапии расстройств пищевого поведения IntuEat открыты вакансии для специалистов-психологов и психотерапевтов в Москве и СПб. Что такое Центр IntuEat? Центр IntuEat - амбулаторное консультационное учреждение, работающее по западноевропейским доказательным…
red hair

TWIMC

В отпуске с настоящего момента по 7.00 13 августа!

Сейчас выключу ноут, сядем в машину - Брюссель, аэропорт, и через 4 часа - море! Доступ в Интернет спорадический, но почту буду проверять, кому сильно надо - пишите, кому нет - терпите до 13 августа.

Всех крепко обнимаю,

Ваша
Я.
Portrait

TWIMC

На часах 5.45 утра, у меня только что начался отпуск, через час мы выезжаем в аэропорт, а через 4 - солнечная (я надеюсь) Испания примет нас в своиласковые объятия.

Доступ к сети у меня будет нестабильный, и, хотя я планирую написать и опубликовать несколько следующих постов по теме психология переедания, может статься, что отвечать на письма и комментарии я смогу нерегулярно.
Portrait

Осталось успеть, или Самолет под прилавком.

По улицам Москвы едет реанимобиль.
Он едет прямо сейчас, пока я пишу это.

В нем два доктора. Они должны забрать маленького Даню Лысикова и доставить его в аэропорт.
Наперекор всем планам и человеческим возможноcтям, самолет спецрейса Москва-Штутгарт вылетает сегодня ночью.
У меня болят руки - устали держать телефонную трубку и долбить по клавишам.

Первоначально транспортировка Дани была назначена на субботу, на 17 часов. Раньше самолет не было.
Я постаралась попросить. Объяснить.

Вообще-то я этого не умею. Но кроме меня было некому.
Маленький мальчик, говорила я, понимаете, там маленький русский мальчик. Ему полгода, у него внутренние кровотечения. С каждым - из него утекает немного жизни. Врачи больницы, в которой никто не говорит по-английски, переливают ему кровь, но сосуды слабые - начался тромбоз. Пожалуйста, давайте мы найдем самолет пораньше. Ну пожалуйста, я очень вас прошу.
И самолет нашелся - на полдень субботы.

Я перезвонила отцу Дани Лысикова с новостью. Его ровный, глухой, очень спокойный голос сказал мне больше, чем его слова.

- Все нормально, только вот наш Данька... У него сегодня опять было кишечное кровотечение...
У меня перехватило в горле.
Я сказала - я попробую выйти за пределы своих возможностей.
На что я надеялась? Не знаю. Немцы народ упорядоченный. Если все самолеты заняты, они все заняты. Под прилавком не осталось ни одного.

Я снова звоню в авиакомпанию, организующую спецрейс.
- У нас изменились обстоятельства. Самолет нужен сегодня. Мальчик не выживет до завтра.

Немец со вкусным пивным голосом аж рассмеялся:
- Но у меня нет самолета! Нету, понимаете?!
- Мальчик. Не. Выживет. До. Завтра. Он не дождется вашего рейса.

До сих пор не знаю - что-то в моем голосе заставило его изменить мнение или мне просто повезло? На том конец провода вполголоса говорят по-немецки. Говорят не со мной.

- По-вашему мнению, его состояние очень угрожающее?
- Да. Чрезвычайно.

... Все-таки где-то есть он, этот удивительный немецкий прилавок, под которым лежит целый самолет для маленького мальчика...

- Минуту, фрау.
Жду. Жду. Жду. Кап. Кап. Кап.
- Подождите, возможно, мы сможем организовать рейс раньше.
- !!!
- Мы можем попробовать вылететь в Москву сегодня... Перезвоните мне через час, я буду знать подробности.

Врать не стану - ни через час, ни через два, ни через три, ни через четыре определенности все еще не было. Она наступила через пять часов. Пять часов с трубкой в руках, чтобы выиграть двенадцать часов жизни для маленького мальчика... или целую жизнь?

- У меня для вас хорошие новости, фрау. Мы можем вылететь в Москву сегодня ночью.

По улицам Москвы едет реанимобиль.
Он едет прямо сейчас, пока я пишу это. В нем два доктора. Один из них - доктор Яковлев, фамилию второго я не запомнила.
В аэропорту к ним присоединяться журналисты из "Времечка" - я не знаю, при чем здесь эти ребята, но я думаю, что это хорошо, если про Даню и Тюбинген узнает как можно больше людей.

Через час по направлению к Шереметево-1 вылетит немецкий самолет. Немца со вкусным пивным голосом зовут Рейнар. Он пилот. Я думаю, что он толстый и непременно с усами. За сегодняшний день мы почти подружились - поскольку отделаться от меня он не смог все равно, особого выбора у него не было.

Самолет экипирован всем необходимым медицинским оборудованием, его сопровождает команда педиатров. Во время перелета Дане будут делать переливание крови.

В четыре часа утра по московскому времени самолет возьмет Даню Лысикова и его маму на борт и вылетит в Штутгарт. Из аэропорта Штутгарта Даню и маму повезут на еще одном реанимобиле. В клинике Тюбингена никто не спит - я туда только что опять звонила. Команда хирургов-трансплантологов готовится к операции, дежурный хирург постоянно на связи с авиакомпанией, организующей перевозку.

Только на то, чтобы соединить немецких пилотов и русский реанимобиль, понадобилось полтора часа на телефоне. Вообще-то этим должны были заниматься специально обученные люди из компании Русаэро, которые получают за это деньги от немецкой авиакомпании. Я звонила им трижды, но похоже, их рабочий день закончился. И только у маленького мальчика Дани этот рабочий день все длится, и длится, и длится... Я представила себе растерянных родителей в 3 часа утра посреди не очень гостеприимного Шереметево-1 и снова начала давить на кнопки горячего телефона.

Кажется, я сегодня сделала немного больше, чем могла.
Больше пока сделать ничего не могу, поэтому ухожу спать. И вы тоже идите. Когда мы все проснемся, Даня будет уже в Тюбингене.

А перед сном повторите вместе со мной вот эту абракадабру:

AMB 772. Learjet35. DCAVE.
Это номер рейса, на котором полетит Даня.

Fingers crossed.

P.S. Те, без кого ничего бы не получилось:

Анна Вергунова, Москва.

Анна Панарина, Москва.

Wolfgang Staebler, Университетская клиника Тюбингена, Тюбинген.

Oliver Amon, Университетская клиника Тюбингена, Тюбинген.

Диспетчер Антон, Центр Семейного Здоровья (компания, осуществляющая транспортировку Дани к самолету), Москва.

Роман, спонсор, оплативший операцию Дани.
  • Current Mood
    indescribable indescribable
Portrait

Дела Общества.

Несколько дней назад у Дани Лысикова началось кишечное кровотечение. Родители забили тревогу.

Даню увезли в больницу в Дубне, я срочно занялась организацией приглашений из клиники Тюбингена. Звонки, факсы, емейлы. Сегодня родители Дани получили визу. Проведены переговоры с фирмой Learjet, осуществляющей транспортировку специально оборудованным самолетом тех, кто по состоянию здоровья не может вынести обычный перелет.

С большим трудом удалось упорядочить суету и хаос, возникшие как следствие эмоционального состония родителей. Удалось.

В Москве ребята договорились со спонсором Лысиковых, который заплатил 11 000 евро за спецсамолет. Еще 3200 заплатит клиника Тюбингена из своего фонда, финансирующего социально неимущих пациентов.

В клинике очень взволнованны состоянием Дани - вызвали профессора на консультацию, постоянно запрашивают меня о его самочувствии. Доктор Амон попытался позвонить в дубнинский госпиталь, чтобы выяснить в деталях состояние мальчика, но в Дубне никто не говорит по-английски.

Как только все деньги поступят на счет авиакомпании, она начнет организацию перевозки. Москва-Штудгарт, оттуда реанимобилем. Завтра, максимум - послезавтра. Осталось немного.

Господи, как я устала.
  • Current Mood
    tired tired
Portrait

Возвращение.

Выйти из-под хай-течных сводов аэропорта Дюссельдорфа, на бедре - ребенок, в руке - стаканчик малинового Haagen-Dasz, и всеми легкими, всеми фибрами, всем существом ВДОХНУТЬ.

И некоторое время просто дышать. Пить прохладную свежесть, как воду в жару.

Смотреть в окно на пробегающие мимо сосны, аккуратные дома, полноводный Рейн.

Войти в дом, распахнуть дверь в безбожно заросший за время отъезда сад и услышать дрозда, исполняющего на крыше свою ежевечернюю кантату.

ДОма. Наконец-то я дОма.
  • Current Mood
    calm calm
Portrait

Отпуск в сентябре

Чуть более чем 14 часов спустя я сяду в серебристый самолет и улечу туда, где пальмы, океан и белый песочек.

Помашу вам серебристым крылышком - и улечу.
  • Current Mood
    relaxed relaxed
Portrait

Что было потом...

Потом, на абсолютном автомате, я села и написала письмо папе. Нет, малыш, не твоему. Своему. Нужно было как-то утвердить твое существование на этой земле, сообщив о нем человеку, который безусловно, гарантированно обрадуется, что ты у нас есть.

Я писала письмо, а в моей черепной коробке устроился маленький арифмометр. Он потрескивал, позвякивал и выплевывал прямо мне в мозг пугающие цифры.

"Начало мая. 12 неделя. Париж, встреча проекта. Нужно будет делать доклад, а то и два. Наверняка токсикоз. Интересно, понравится ли участникам сети докладчица, которую непрерывно тошнит? Хорошо бы не на слушателей...

Конец мая. 13 неделя. Москва. Тренинг IHRD по секс-работе. Встреча с родственниками. Поездка в Питер. Мой юбилей. В платье, купленное специально для события, нежное, прозрачное, в котором я похожа на свежераспустившийся нарцисс, уже не влезу...

Начало июня. 16 неделя. Ты плаваешь и сосешь большой палец. Мне полагается чувствовать, как ты шевелишься, а я лечу в Прагу. Там тоже семинар. Масса встреч, деловых контактов, очень важных."

И я смачно представляла себя, бледную до синевы с прозеленью от тошноты, спускающуюся с трапа очередного самолета. Боже, сколько я налетала за последние 2 года? Мне уже, наверное, можно присвоить какое-нибудь звание стюардессы-любительницы... Я стала чувствовать себя в аэропорту как дома, перестала испытывать знакомое каждому чувство заведенности, стартового возбуждения... Брюссель-Москва, Брюссель-Милан, Брюссель-Стокгольм-Вильнюс, Москва-Элиста, Москва-Ставрополь, еще какие-то русские города почти без названий...